Введение: Моше Фейглин о евреях, арабах и нашей самоидентификации

Эта статья — результат продумывания трёх утверждений Моше Фейглина:

  1. Израильтянину нужен араб, чтобы забыть, что он еврей.
  2. И это как раз тот сионизм, с которым борются арабы: Арабский депутат кнессета сказал Моше Фейглину, что с ним, требующим землю от Нила до Евфрата, он, арабский депутат, ужиться может, а с сионистами — нет: Сионисты — это всего-навсего колониалисты, еретики, белые, прибывшие из Европы и навязавшие себя нам.
  3. Необходимо вернуть национальную идентичность в израильскую политику.

    Для меня Осло — это забыть, что ты еврей, — сказала писательница Дорит Равиньян. В этом корень происходящего… Необходимо вернуться к … нашей самоидентификации.

    Поэтому Моше Фейглин основал партию "Идентичность" — "Зеут".

Поиск еврейской национальной идеи

Моё развитие этих мыслей Моше Фейглина состоит в том, что вся политическая борьба в Израиле — это борьба разных направлений трансформации еврейской национальной идеи.

Эта борьба началась несколько сот лет назад. Она связана с развитием еврейской национальной идеи, корни которой уходят к созданию народа.

Еврейская политика неотделима от еврейской традиции и литературы; это верно как для партий, которые эту традицию чтут, так и для партий, которые пытаются от этой традиции уйти.

Моя цель — понимание глубинных течений израильской политики и, в частности, применение этого понимания к деятельности самого Моше Фейглина.

Из этого понимания вытекают неожиданные политические оценки и прогнозы.

Мои описания каждой конкретной версии национальной идеи, выдвигавшейся каким-то из движений прошлого или настоящего, будут очень, краткими, схематичными и поверхностными. Я пытаюсь нарисовать общую картину, а историки напишут (или уже написали) книги и статьи, в которых будут эти национальные идеи описаны каждая по отдельности.

Избранный народ и национальная идея в Еврейской Библии — Танахе

Избранность как национальная идея

Евреи воспринимали себя как избранный народ с зари своего национального существования.

Согласно Торе — Пятикнижию Моисееву, начальной части Еврейской Библии — Бог избрал Авраама, чтобы произвести из него народ.

У этой избранности есть два аспекта:

  • Отделение от других народов — без него избранность невозможна;
  • Цель избрания — миссия, которая понимается как служба Богу и как послание к человечеству.

Еврейская национальная идея в Библии — это избранность в обоих этих аспектах.

Разные книги Танаха и даже разные места в одной книге понимают еврейскую избранность по-разному. Эти разные понимания не обязательно противоречат друг другу. Мы ограничимся общей схемой.

Еврейская миссия в Пятикнижии

Книга Бытия: миссия к человечеству

В Книге Бытия еврейское предназначение — миссия, ради которой Бог создаёт еврейский народ — состоит в том, чтобы быть источником благословления для Человечества, и моральным примером (Бытие 18):

(18) А Авраам ведь должен стать народом великим и могучим, и им благословятся все народы земли.
(19) Ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя соблюдать путь Господень, творя добро и правосудие; дабы Господь доставил Аврааму, что сказал о нем.

Последние слова здесь утверждают, что благополучие народа зависит от осуществления им этой миссии.

Эта миссия является пассивной в том смысле, что не требует от евреев никакого активного обращения к народам мира.

Само наличие этой миссии является благословлением, которое Бог даёт евреям.

Бог говорит здесь, что Он создал еврейский народ ради этой миссии. Если мы воспринимаем Пятикнижие как единый текст, то получается, что эта миссия является первичной по сравнению с другими, о которых мы будем говорить дальше.

У этой миссии есть дополнительный, косвенный аспект: еврейская история будет свидетельством Божественного Провидения и источником знаний о Боге. Это следует из того, что благословления — и с ними благополучие народа — зависят от поведения евреев, как уже сказано выше.

Книги Исход и Левит: царство священников

Бог обещает евреям (Исход 19:5-6):

(5) …если вы будете слушаться меня…то будете Мне избранным из всех народов, ибо Моя вся земля.
(6) И будете Мне царством священников и народом святым.

Здесь понятие «царства священников» не конкретизировано.

Дальше в книгах Исход и Левит Бог даёт подробные указания евреям, как служить Ему в Храме. Получается, что Бог, властелин всей земли, избирает евреев, чтобы они были священниками в Его Храме.

Это тоже миссия.

Книга Второзакония: отделение от других народов

В книге Второзакония Моисей призывает евреев служить только Богу (Второзаконие 4:19):

А то взглянешь ты на небо и увидишь солнце и луну и звезды, все воинство небесное, и прельстишься, и будешь поклоняться им, и будешь служить им, которыми наделил Господь, Бог твой, все народы под небом.

Таким образом, другим народам Бог дал небесные светила, чтобы они им служили, а миссия евреев — служить только Ему.

В связи с этим в книге Второзакония есть многочисленные призывы к отделению от других народов и запреты смешанных браков с ними, в основном в связи с опасностью идолопоклонства, но и не только: запреты моавитянам, аммонитянам, эдумеям и египтянам войти в собрание Бога (Второзаконие 23:4-9) упоминают не идолопоклонство, а другие причины.

Книги Пророков и Писаний

Я буду упоминать только принципиально новые идеи по сравнению с теми, которые уже появлялись в Пятикнижии, не претендуя на полноту обзора.

Универсалистская линия Исайи

В будущем евреи будут источником мира и слова Бога (Исайя 2:2-4):

(2) И будет в конце дней: утвердится гора дома Господня как глава гор, и возвысится над холмами, и устремятся к ней все народы.
(3) И пойдут многие народы и скажут: Давайте взойдём на гору Господню, в дом Бога Иакова, и научит Он нас путям Своим, и пойдём дорогами Его, ибо из Сиона выйдет учение, и слово Господне — из Иерусалима.
(4) И будет Он вершить суд между народами, и рассудит народы многие, и перекуют они мечи свои на орала, и копья свои — на садовые ножницы; не поднимет народ на народ меч, и не будут больше учиться воевать.

Захария (8:21-23) также высказывает пророчество, близкое к этому.

Исайя (42:6) добавляет к еврейской миссии функцию быть «светом народов». Возможную конкретизацию этого пророк упоминает перед этим, когда говорит об Израиле:

…принесёт он народам закон. (42:1)
…по истине будет вершить суд. Не ослабеет он и не сломится, пока не установит на земле правосудие, и учения его острова ждать будут. (42:4-5)

Это также является благословлением евреям.

Исайя (66:19) говорит, что в будущем Бог пошлёт евреев, которые уцелеют после Его наказаний, к дальним народам, чтобы они возвестили Его славу:

…и пошлю спасённых из них к народам — в Таршиш…к Тувалу и Йавану, на острова дальние, которые не слышали обо Мне и не видели славы славы Моей, и возвестят славу Мою среди народов.

Еврейская храмовая служба предназначена для всего человечества (Исайя 56:7):

…дом Мой домом молитвы назовётся для всех народов.

К этому готовился уже царь Шломо (Соломон): построив Храм, он молился о том, чтобы Бог принял молитвы чужеземцев, которые придут в Храм (1 Царей 8:41-43).

Йона: пророк-еврей послан с миссией к неевреям

Книга Йоны рассказывает историю о том, как Бог послал пророка-еврея Йону с миссией к нееврейскому городу Ниневии.

Книга не делает никаких обообщений о еврейской миссии к народам мира, но этот частный пример показывает такую возможность.

Партикуляристская линия Эзры

Книги Эзры и Нехемии расширили и абсолютизировали запреты Второзакония на контакты с неевреями. Запреты на браки и контакты с определёнными народами (семь ханаанейских народов, моавитяне и аммонитяне), которые в книге Второзакония объяснялись опасностью идолопоклонства и другими причинами, были расширены на всех неевреев, оторваны от своих первоначальных причин и сделаны абсолютными и безусловными: …смешали семя священное с народами других земель… (Эзра 9:2). Подробнее об этом можно прочитать на иврите в статье Моше Вайнфельда, המגמה האוניברסליסטית והמגמה הבדלנית בתקופת שיבת ציון, מאת משה ויינפלד תרביץ לג (תשכ»ד), עמ’ 228–242

Таким образом, здесь отделение евреев от других народов перестаёт быть средством для поддержания избрания евреев для их миссии и становится самоценным; для Эзры именно отделение от народов является еврейской миссией.

После разрушения Храма: Явне, Рабан Йоханан бен Закай

Когда после разрушения Храма стала понятна неизбежность изгнания и рассеяния, Рабан Йоханан Бен Закай в Явне реформировал иудаизм. Эта реформа была дальше разработана рабаном Гамлиелем из Явне (см. также о его реформах здесь и в английской википедии) и далее Талмудом в течение последующих четырёх-пяти веков.

В результате национальной идеей стала консервация народа и традиции через запирание их в "четырёх локтях галахи" для того, чтобы (1) служить примером морали для народов сейчас, в изгнании (пассивная миссия), и (2) пронести эту мораль через изгнание для миссии к Человечеству, которая будет в конце времён (активная миссия).

Следствием этих идей были требования (1) отделения от народов, среди которых евреи жили в рассеянии, и (2) юридической автономии в странах рассеяния для сохранения алахи, которая регулирует общественные отношения внутри общины.

Дальше я буду называть эту версию национальной идеи концепцией Явне (хотя, возможно, она была сформулирована в значительной мере позже авторами Талмуда).

Хасидизм

Не отказываясь от миссии к народам мира, которая будет в конце времён, хасидизм оставил её в далёком будущем, а в настоящем трансформировал её в миссию внутренней работы по исправлению себя. Это было реакцией на два кризиса, Саббатианство и погромы Хмельницкого.

Кризис Саббатианства вызвал потребность перестать думать о скором конце времён.

Погромы Хмельницкого вызвали потребность перестать думать о прямом Божественном управлении миром.

Просвещение 1: Моисей Мендельсон

Мендельсон, основатель движения Аскалы — Еврейского Просвещения, сколько я сумел понять, не обсуждал прямо, как он видит еврейскую национальную идею.

В жизни еврейского народа его интересовали две основные темы:

  • Достижение равноправия евреев в нееврейских государствах.
  • Просвещение евреев в общечеловеческой культуре.

В своей главной книге на темы религии и иудаизма Иерусалим, или о религиозной власти и иудаизме (см. о ней в английской википедии) Мендельсон отстаивает идею религиозной терпимости, как к евреям, так и со стороны евреев, и видит источник этой терпимости в справедливых законах Торы, "Моисеевой конституции", которую он связывал с естественной, рациональной религией.

По-видимому, у него миссия еврейского народа оказалась в прошлом, в том, что евреи дали миру справедливый закон.

Без миссии в будущем его просветившиеся потомки и последователи не увидели смысла в том, чтобы оставаться евреями, и в большинстве своём крестились.

На смену Просвещению в среде немецкого еврейства пришёл Реформизм.

Реформизм

Реформизм был попыткой сохранить иудаизм от массовой ассимиляции, к которой привело Просвещение.

Реформизм перенёс миссию еврейского народа из будущего в настоящее: нести народам мира этический монотеизм, идеи братства, справедливости, правды и мира.

См. об этом статьи в английской википедии о Реформизме и избрании еврейского народа.

Такое определение миссии еврейского народа сохраняло реформистское движение в течение двух веков в просвещённых странах диаспоры.

Тем не менее, привлекательность этой идеи была ограничена, особенно с учётом того, что нееврейское окружение в западных странах стало в 19 веке привлекательным. Возможно, поэтому значительная часть реформистских евреев ассимилировалась.

С другой стороны, для такой миссии не нужно еврейское государство, и это может объяснить малочисленность реформистского движения в Израиле.

Ортодоксальное и Харедимное движения

Ортодоксальный иудаизм возник вместе с реформистским в начале 19 века. (См. также статью о нём в английской википедии.)

Харедимный иудаизм возник в середине 19 века как неприятие всякой современной светской культуры в еврейской жизни.

Оба они выдвигали представление о еврейской национальной идее, которое консервировало концепцию Явне.

Консервативное движениe

Консервативный иудаизм (см. подробнее о нём в статье в английской википедии) возник в середине 19 в. как попытка компромисса между Реформизмом и ортодоксальным иудаизмом.

Консервативный иудаизм с самого начала своего существования старался не занимать определённой теологической позиции (см. об этом в статье в английской википедии), допуская разные возможности, стоящие между реформизмом и ортодоксией. По-видимому, это относится и к пониманию еврейской миссии, которое не было определяющим для Консервативного иудаизма и представляло собой различные комбинации реформистского и ортодоксального пониманий.

Реконструктивистское движение

Реконструктивистский иудаизм возник в первой половине 20 в. как течение в консервативном иудаизме, впоследствии отделившееся от него; см. подробнее о нём в статье в английской википедии.

Эта статья говорит так:

Much more central is the idea that Judaism is a civilization, and that the Jewish people must take an active role in ensuring its future by participating in its ongoing evolution.

Центральным для Реконструктивистского иудаизма является идея о том, что иудаизм является цивилизацией. Еврейский народ должен сам позаботиться о своём будущем и своём развитии.

Это, мне кажется, означает, что еврейская миссия ограничивается существованием еврейского народа; нет никакой миссии, направленной вовне.

Трудность концепции Явне в последние века: проблема национальной идеи

Для значительной части еврейского народа эта концепция стала неприемлемой по разным причинам, среди которых можно упомянуть следующие:

  • Появление национальных государств в Европе потребовало более активной национальной идеи в настоящем, чем только быть примером морали; без такой активной идеи ассимиляция оказывается привлекательной опцией.
  • Кризис веры и отношений евреев с Богом, вызванный как прогрессом, так и Катастрофой, вызвал кризис и в отношении к будущей Еврейской Миссии в конце времён.
  • Отделение от народов затруднено мобильностью современной жизни, и юридическая автономия в современной диаспоре неприемлема для современных юридических систем.
  • Как появление Государства Израиль, так и активное участие евреев в современной жизни во всём мире вызывают потребность в активной национальной идее; пассивная концепция Явне оказывается неприемлемой из-за своей пассивности.
  • Еврейская обособленность без понимания её смысла и назначения оказывается непонятным и ненужным бременем.
  • Ассимиляция является логичным решением этой трудности, но для очень многих она неприемлема.
  • Неприемлема для очень многих также жизнь без национальной идеи, без смысла нашего существования как евреев.

Дальше я буду ссылаться на эту трудность как проблему национальной идеи. Она была причиной тому, что разные движения выдвигали разные проекты национальной идеи для еврейского народа.

Просвещение 2

Второй виток движения Еврейского Просвещения состоялся в России во второй половине 19 века.

Его лидеры стремились к сохранению национальной самобытности евреев в условиях светского образования.

Средством для этого была национальная литература на иврите (см. Эхуд Луз, Пересекающиеся Параллели, Библиотека Алия, 1991, стр. 18-22) и идише.

Сохранение народа было для этого движения самоценно: национальная идея не содержала никакой миссии, направленной вовне.

Это движение было популярно в России примерно в течение 1860-х и 1870-х годов и пошло на спад после погромов 1881-1882, сменившись сионистским и социалистическим движениями.

Мне кажется, что слабость национальной идеи была фактором в спаде этого движения, поскольку его наследники, сионистское и социалистическое движения, отличались от него усилением национальной идеи; об этом дальше. (Исключением является нееврейское социалистическое движение и его еврейско-ассимиляторская часть, которые отказывались от сохранения еврейства, что являлось альтернативным устойчивым решением проблемы национальной идеи для тех, для кого такое решение было приемлемо.)

Ранний сионизм: Ховевей Цион

Это движение за возвращение в Эрец Исраэль включало в себя многих религиозных и нерелегиозных представителей, видевших его цели и средства по-разному.

Его нерелигиозные мыслители вышли из движения Просвещения и для них целью было сохранение еврейского народа через (1) страну, (2) язык иврит и (3) традицию (даже если они её не соблюдали, но относились к ней как к культурной традиции народа). Эти три основы использовались разными мыслителями в разных сочетаниях, все или частично.

Целью было сохранение народа, и никакой внешней миссии не было. (У религиозных участников этого движения миссия также если и была, то на заднем плане. Но о них отдельно дальше.)

Это движение продержалось дольше, чем второй виток Просвещения, но также было сошло со сцены через несколько десятков лет.

См. об этом ту же книгу Эхуда Луза, Пересекающиеся Параллели, Библиотека Алия, 1991, ч. 1.

Социалистический сионизм

Одна компонента идей социалистического сионизма начала 20 в. — это ницшеанский миф о «новом еврее» на своей земле, здоровом и сильном, в противоположность больному галутному еврею. Он был создан Михой Йосефом Бердичевским.

Другая, главная компонента — миссия социалистической справедливости, которую будет нести еврейское государство, была сформулирована и развита Нахманом Сыркиным и Берлом Кацнельсоном.

Об обеих компонентах см. в книге Эхуда Луза, Пересекающиеся Параллели, Библиотека Алия, 1991, стр. 210-213, 231-236.

Обе компоненты были утопичны.

Тем не менее, обе они (вторая, конечно, больше, чем первая) представляли собой миссии еврейского народа, осуществляемые в настоящем. Они делали социалистический сионизм привлекательным много десятков лет, пока они ещё продолжали иметь смысл.

Был также и антиинтеллектуализм, привитый следующему поколению системой пролетарского воспитания; он описан в книге Ури Мильштейна "Рабин: рождение мифа", гл. 11.

Несоциалистический сионизм Жаботинского: ревизионизм

Жаботинский выдвинул идею одного знамени, которая отрицала социализм и классовую борьбу в пользу еврейского единства.

В статье «Сион и коммунизм» Жаботинский писал:

Сионизм — это воплощение национальной гордости и суверенного самоуважения, органически несовместимых с тем, чтобы судьба евреев была менее важна, чем другие вопросы мирового значения… всякое “спасение мира” — позорная ложь, пока нет у евреев своей страны, как у других народов.

Таким образом, Жаботинский отрицал всякую еврейскую миссию, настаивая на том, что существование еврейского народа не нуждается ни в каких причинах, кроме самого факта нашего существования.

Добавлено 13 сентября 2017 г.: Впрочем, это отрицание относилось только к периоду до создания еврейского государства. После того, как государство будет создано и, тем самым, национальное существование будет обеспечено, появится возможность для осуществления дальнейшей миссии:

Национальность тоже должна творить: национальное духовное творчество — это raison d’être [смысл существования] всякой народности, и если не ради творчества, то незачем ей существовать. Для этой задачи творящая народность нуждается в обособлении так же точно, как нуждается в нем творящая личность. И если народ не стал трупом, то в обособлении своем он создаст новые ценности; а когда создаст их, то не спрячет для себя, но принесет к общему международному столу на всеобщую пользу, и обособление его будет заслугою перед лицом человечества.

(Письмо об автономизме, Еврейская жизнь, 1904, цит. по книге: Моше Бела, Мир Жаботинского, 1992, раздел Нация и национализм, читать.)

Содержание этой будущей миссии было за пределами внимания Жаботинского.

Сионизм Бен-Гуриона

Давид Бен-Гурион заслуживает отдельного упоминания с точки зрения его взгляда на еврейскую национальную идею.

Прагматизм

С одной стороны, он считал, что создание и существование еврейского государства не требует никаких моральных оправданий, и для защиты государства нужно прагматически прибегать ко всем имеющимся средствам:

Внешняя политика и оборонная политика служат одной и той же цели. Если объяснения не помогают, прибегают к силе. Сила — это не только армия, но и возможность создания политической реальности.

Его сосредоточенность на еврейских нуждах проявилась также в том, что он (1) выступил также против возвращения арабских беженцев после Войны за Независимость, и (2) добился провозглашения государства Израиль с концом британского мандата против мнения остальных членов руководства правящей партии МАПАЙ.

Возможно, этим фактам мы обязаны существованием государства Израиль.

С этой точки зрения он был близок к Жаботинскому, своему политическому врагу.

Идеалы социалистического сионизма

Согласно статье в Краткой Еврейской Энциклопедии, Бен-Гурион верил, что … [- воплощая идеалы библейских пророков -] Израиль сможет служить примером для всего цивилизованного мира в создании новых форм общественной жизни и хозяйственной деятельности, в развитии науки и культуры и в воспитании человека нового типа, свободного от комплексов, порождаемых социальным и национальным неравенством, и гармонично сочетающего в себе интеллектуализм и тягу к физическому труду.

Так что национальная идея Бен-Гуриона совмещала идеалы Жаботинского с идеалами социалистического сионизма. (Возможно, что понимание идеалов социалистического сионизма у Бен-Гуриона отличалось от понимания создателей этих идеалов; я недостаточно в этом разобрался.)

Религиозные движения 20 в.: Мизрахи, Агудат Исраэль, идеология рава Соловейчика

Каждая из этих идеологий содержит свою версию национальной идеи, но все эти версии являются вариантами и сочетаниями концепции Явне и внутренней миссии хасидизма.

К национальной идее добавляется также ощущение того, что восстановление еврейского поселения и государства в Израиле является частью Божественного откровения — диалога Бога и Израилем. Это ощущение слабее и реже формулируется у Агудат Исраэль, сильнее у Мизрахи и сильно и явно у рава Соловейчика в его эссе Голос любимого зовёт.

Это ощущение не всегда воспринимается как миссия, и если как миссия, то не как активная миссия.

Рав Меир Кахане

Его идеология — обращение к нуждам евреев в противовес всем остальным нуждам. Я не хочу обсуждать здесь справедливость его призыва; применительно к тем ситуациям, о которых он говорил, его аргументация очень убедительна. С точки зрения национальной идеи он близок к Жаботинскому, для которого у евреев нет миссии, кроме как спасения евреев.

Рав Кук

Рав Кук добавил к концепции Явне следующие компоненты:

(1) Возвращение евреев в Израиль как восстановление диалога Бога с Израилем, подобно другим религиозным течениям, и у рава Кука это сформулировано явно.

(2) Миссия, которая согласно концепции Явне, была в далёком будущем, начинается уже сейчас, с возвращением евреев в Израиль. Таким образом, у этого возвращения появляется положительный религиозный смысл — оно само становится миссией, началом грядущего Избавления.

(3) Миссия включает в себя демонстрацию народам мира идеи национального диалога с Богом.

(4) Концепция искр: это вторично-синтетическая концепция миссии, состоящая в следующем. Если в каком-то движении, чуждом еврейской традиции, есть много евреев, то это значит, что иудаизм, из которого уходят эти евреи, в чём-то дефектен, а в этом чуждом движении есть какая-то ценная искра, которой не хватает в иудаизме. Евреи, понимающие традицию, могут понять и сформулировать положительный смысл этого чуждого движения — его искру — и добавить эту искру к дефектному иудаизму.

Я называю эту концепцию вторичной, поскольку она придаёт положительный смысл в рамках традиции другим, первичным течениям. Я называю её синтетической, поскольку она синтезирует другие концепции.

См. "Рав Авраам-Ицхак Кук, Личность и учение", под ред. П. Полонского, гл. B-1 и B-2.

(Возможно, учение рава Кука включает в себя ещё какие-то компоненты национальной идеи, но я об этом не знаю.)

Поселенческое движение

Полнота учения рава Кука была доступна лишь немногим. Его учение оказало массовое влияние через учеников его сына, рава Цви-Иегуды Кука, в ешиве "Мерказ Арав". Это влияние включало в себя только часть учения, а именно, разделы (1) и (2) списка идей рава Кука выше, и из раздела (4) только искру, извлечённую из движения халуцим — еврейских первопроходцев заселения Израиля в первой половине 20 в., которые в большинстве своём относились к религии отрицательно. Эта искра придала религиозный смысл заселению Земли Израиля, и стала центральной в идеологии поселенческого движения, как в пределах границ 1949 г., но в основном на территориях, которые Израиль получил в результате войны 1967 г.

Парадоксально, таким образом понятая миссия еврейского народа оказывается направленной исключительно на себя: мы заселяем Землю Израиля только потому, что Бог дал её нам. Никакой миссии к человечеству не остаётся, поскольку эта миссия оказывается в другой искре, находящейся в движении универсализма и ещё пока не извлечённой.

Поселенческая миссия смыкается с отсутствием миссии по Жаботинскому.

(Я не утверждаю, что рав Цви-Иегуда — благословенной памяти — учил своих учеников именно этому; то, что мы о нём знаем, свидетельствует о противоположном. Я также не утверждаю, что это то, что думают его ученики. Я только описываю результат, как он трансформируется в массовую идеологию.)

Ханаанейцы («Младоевреи»)

Это еврейское культурное движение Палестины и Израиля сороковых-шестидесятых годов 20 в. пыталось построить израильскую национальную идею для поколения, выросшего в Израиле, как продолжение доеврейского Ханаана, отрицая связь со всем периодом еврейской диаспоры, иудаизмом и сионизмом.

Это движение было маргинальным по своей численности и отношению к нему в период своего существования, но повлияло на израильскую культуру и политику (об этом см. ниже), хотя то его влияние на политику, о котором я буду говорить ниже, пока не осознаётся, согласно статье в Википедии.

Согласно литературоведу Баруху Курцвайлу, отчасти их идеи были далеко идущим развитием мифа о "новом еврее" Бердичевского, см. выше.

Антисионистские левые евреи диаспоры и Израиля

Для них их еврейская идентичность важна и они не могут от неё отказаться (иначе они бы ассимилировались и забыли бы про Израиль и сионизм, как сделали многие евреи после Катастрофы). Однако идея еврейской обособленности им мешает, и они пытаются её разрешить отказом Израилю в праве на существование. В терминологии искр рава Кука, по-видимому, это движение универсализма, из которого ещё не извлечена его искра.

Современные израильские левые

Что стало с миссией социалистических сионистов

Здесь мы обсуждаем израильских левых, кроме крайних антисионистов, которых мы обсудили выше.

Они являются наследниками социалистических сионистов, которые обсуждались выше.

К концу 20 века обе компоненты еврейской миссии, выдвинутые социалистическим сионизмом, перестали быть привлекательными как компоненты еврейской миссии. (Это неудивительно ввиду их утопичности.)

Первая из них, миф о "новом человеке" Бердичевского, ушёл в прошлое: с тех пор родилось и выросло уже несколько поколений, а тот новый человек, которого хотел Бердичевский, всё ещё не родился.

Вторая — миссия социалистической справедливости. Она превратилась в следующее:

Права рабочих превратились в права высокооплачиваемых работников государственных компаний и компаний-монополистов (Электрической и Мекорот), в права работников, имеющих квиют (статус постоянного работника, которого вообще нельзя уволить до достижения им пенсионного возраста), в право на забастовку, против которого мало кто осмеливается возражать, потому что «и мне, возможно, придётся бастовать» (и я — каюсь — также участвовал в забастовках), и в права низкооплачиваемых работников, которые приводят к тому, что этих работников не нанимают вовсе.

Социалистическая справедливость превратилась в социальную, сводящуюся к праву на государственный передел имущества тех, кто богаче.

Я не хочу обсуждать сейчас эти права — справедливы они или нет. Я хочу сказать только то, что и те, кто поддерживают все эти права, не могут воспринимать их как миссию еврейского народа.

На смену каждой из этих двух компонент еврейской миссии социалистического сионизма пришла новая компонента миссии израильских левых.

На смену идеалу социалистической справедливости пришёл идеал мира между народами: если мы не сможем заключить мир с арабами, то существование нашего государства теряет смысл.

(Я не хочу упоминать здесь идеалы прав человека и чистоты оружия, поскольку, на мой взгляд, дискуссия большинства левых по этим вопросам совсем неискренна и относится к борьбе за идеал Арабско-Еврейского Израилизма, о котором см. дальше и который требует поддерживать арабов в их борьбе против Израиля, чтобы (а) избежать победы Израиля над ними и (б) установить с ними дружеские и интимные отношения.)

На смену идеалу "нового человека", который сумеет оторваться от ненавистного галута, пришёл идеал отказа от еврейской идентичности в пользу новой, израильской.

Я называю этот идеал Арабско-Еврейским Израилизмом, чтобы отличить его от чисто еврейского Израилизма как идеала объединения евреев, приехавших из разных стран диаспоры, в единый неразобщённый еврейский народ.

Этот идеал, очевидно, вышел из идей Ханаанейцев, о которых я говорил выше.

Для создания такой израильской идентичности, отличающейся от старой, еврейской, нужен израильский народ, отличающийся от еврейского. Израильский народ включает в себя не только евреев, но и арабов; поэтому нужен мир с арабами, как внутренними, так и внешними, для объединения с внутренними и для лидерства среди внешних. (Утопический образ мира с арабами под израильским лидерством см. в книге Шимона Переса, The New Middle East (Новый Ближний Восток), 1993, Ch. 12-13. Прочитать эту книгу можно здесь.)

В этом будущем союзе между евреями и арабами, который породит будущий израильский народ, евреям принадлежит женская роль, а арабам — мужская. Это видно из того, что в израильской ивритской литературе романтические отношения между евреями и арабами появляются часто, но в большинстве случаев это отношения еврейки и араба, а не арабки и еврея.

Арабско-Еврейский Израилизм в литературе

В важном романе Амоса Оза Мой Михаэль (читать роман, ещё об Амосе Озе) такие отношения остаются в мечтах героини и не переходят в жизнь.

В этом романе, датированном 1968 г., героиня-еврейка Хана Гонен пытается быть нормативной израильской замужней женщиной и матерью и постепенно впадает в депрессию и сходит с ума от тоски по утопическому Сильному Мужчине, которого она не видит в своём любимом муже Михаэле, который является сильным, но не тем утопически-романтическим образом, о котором мечтает Хана.

Её тоска и депрессия распространяются на то, как она смотрит на всю израильскую жизнь 1950-х годов. Этот взгляд очень похож на взгляд Михи Йосефа Бердичевского и халуцим на "галутную" еврейскую жизнь 19 века. Тем не менее, она не использует слова "галутный", потому что мечта её снов (гл. 19) — стать госпожой Ивонн Азулай и ехать на санях в русской заснеженной степи среди волков, плыть на британском эсминце "Дракон" и спускаться в глубины моря на подводной лодке "Наутилус". Ивонн Азулай — антипод Ханы Гонен (гл. 31).

Другая её мечта — это сексуальный образ арабов-близнецов Халиля и Азиза, выросших друзей игр её иерусалимского детства конца 1930-х — начала 1940-х годов, в которых она была влюблена в 12-летнем возрасте (гл. 5). Они в её снах и мечтах — сильные молодые мужчины, идеалы красоты; хотя их образы и явно сексуальны, но нет в её воображаемых отношениях с ними прямой сексуальности, и в мечтах она повелевает ими, как их королева, а в её снах они ей угрожают.

Роман кончается тем, что они — в мечтах сходящей с ума Ханы — взрывают водокачку как символ еврейского присутствия в Израиле, и это даёт ей умиротворение.

Хана хочет бежать из этой жизни или её уничтожить.

Автор, Амос Оз, хорошо понимает противоречивость и утопичность её мечт: слабость мужчин в её понимании начинается с терпения и подчинения женским прихотям.

Хана говорит: Главное — это твёрдая мужская воля (гл. 40). Сильные в этом смысле мужчины ей бы воли не дали, и попади она в руки реальных Халиля и Азиза, сыновей образованного араба Рахида Шхаде, который с незнакомыми вёл себя подобострастно, как официант (гл. 2), они бы не одобрили её психосоматические болезни, в лучшем случае.

Она это сама интуитивно понимает: в её мечтах она ими повелевает, а в её снах они ей угрожают.

Моё прочтение этого романа состоит в том, что Амос Оз видит крах идеала "нового человека" Бердичевского и идеала создания "новой, свежей жизни" в новой еврейской стране: жизнь стала новой, но еврейская обособленность, смысла которой он не видит, осталась и привела к тому, что жизнь осталась мелкой и затхлой, как ненавистная галутная жизнь местечек 19 в. Хана Гонен идёт дальше: ей вообще не нравится быть среди евреев, и ей кажется, что в русской степи за спиной русского ямщика или на британском эсминце ей будет лучше. Ей просто не нравится быть среди евреев.

У Амоса Оза 1960-х нет никакой реальной программы, как выйти из этого кризиса. Единственная надежда, хотя и утопическая, — это вливание арабской силы в еврейскую кровь.

Не случайно героиня, через образ которой Амос Оз формулирует свой кризис — женщина. Её оплодотворяет её слабый — в её глазах — муж Михаэль, и их сын Яир также не соответствует её утопически-романтическому идеалу, хотя реально он растёт сильным мальчиком. Арабское семя Халиля и Азиза для еврейской женщины, которое создаст новый израильский народ, остаётся для Амоса Оза 1960-х утопией.

Для писателей более поздней израильской ивритской литературы арабское семя становится реальностью.

Например, в романе А.Б. Иегошуа Любовник (1977) (читать) герой выгоняет своего 16-летнего работника-араба за роман со своей 15-летней дочерью, и автор явно считает, что дело в предрассудках героя, с которыми тот не может справиться, несмотря на то, что герой сам видит все положительные качества арабского мальчика. Дочь этими предрассудками не страдает и сама предлагает арабскому мальчику стать её любовником.

Главная трудность этого плана — и Амос Оз хорошо её понимает — это попытка построить отношения евреев с арабами как отношения еврейской женщины, героини ашкеназских галутных еврейских анекдотов, с её мужем, которым она помыкает.

Я не утверждаю, что два романа, которые я упомянул, представляют всю израильскую ивритскую литературу. Взгляды, проповедуемые этими двумя романами и которые я описал, крайние, и есть много других романистов, которые такие взгляды не поддерживают. В этом отношении можно упомянуть Меира Шалева.

Тем не менее, на мой взгляд, многие другие романы — включая романы Меира Шалева — пытаются понять и описать израильскую жизнь, в то время как Амос Оз, А.Б. Иегошуа и их товарищи, в дополнение к попыткам понимания жизни пытаются её изменить, и это им, на мой взгляд, удаётся в том, что идея романтических отношений между еврейками и арабами становится постепенно менее маргинальной.

Арабско-Еврейский Израилизм остаётся маргинальным как незавуалированный идеал

Я не утверждаю, что большинство израильских левых поддерживают Арабско-Еврейский Израилизм.

Действительно, я думаю, что большинство левых, возможно, не поддержат план замены еврейского народа на израильский путём смешанных браков между арабами и еврейками. Наверное, большинство левых против идеи "государства всех граждан" вместо еврейского государства; это видно из того, что левая пропаганда — включая самую левую партию "Мерец" — требует ухода из "территорий", аргументируя это тем, что если "территории" аннексировать, то придётся дать их арабским жителям израильское гражданство, и это приведёт к "государству всех граждан". (Я не хочу здесь обсуждать этот аргумент; я привёл его только для того, чтобы подтвердить, что большинство левых израильтян, возможно, против идеи "государства всех граждан".)

Идея создания израильского народа путём смешанных браков продвигается лишь романистами и маргинальными политическими деятельницами, вступающими в романтические отношения с арабскими террористами.

Государство всех граждан

Лозунг "государства всех граждан", евреев и арабов, является отрицанием лозунга "еврейского государства" и поэтому выражением идеала Арабско-Еврейского Израилизма.

Этот лозунг не является настолько маргинальным, как идея Арабско-Еврейского Израилизма.

Эта идея — в противовес идее еврейского государства — означает, среди прочего, "плавильный котёл" для этих граждан, как еврейских, так и нееврейских. В этом плавильном котле смешанные браки между евреями и неевреями неизбежны, и успешный плавильный котёл должен привести к созданию нового смешанного народа, подобного американскому.

Это означает, что идея "государства всех граждан" является пропагандистской вывеской для Арабско-Еврейского Израилизма, а также других антиеврейских израилизмов. В качестве примера другого антиеврейского израилизма можно привести борьбу против высылки нелегальных иммигрантов, терроризирующих еврейское население городов, где они поселяются; её целью явно является интеграция этих нелегальных иммигрантов в еврейский сектор, смешанные браки с ними и размывание еврейского характера страны.

Идея "государства всех граждан" продвигается огранизациями, защищающими права нееврейских меньшинств (арабского и других), Верховным Судом, а также прокуратурой, поддерживающей эти правозащитные организации. При этом Верховный Суд продвигает эту идею методами судебного активизма против воли большинства населения и законодателей.

Левые партии, а также многие центристские партии и часть депутатов правых партий поддерживают Верховный Суд в его судебном активизме под видом поддержки "власти закона". Это продвигает идею "государства всех граждан", а в далёком прицеле — и Арабско-Еврейского Израилизма.

Таким образом, идея Еврейско-Арабского Израилизма продвигается левыми партиями, но в скрытой форме, в литературе и через "власть закона", поскольку в открытой форме её предложить большинству населения сейчас невозможно.

Сдвиг окна Овертона

Идея признания ООП и прямых переговоров с ней когда-то была маргинальной и неприемлемой почти для всего политического спектра Израиля. Небольшая группа энтузиастов продвигала эту идею и постепенно перевела её из совершенно маргинальной в допустимую, но отрицаемую, затем в спорную, имеющую поддержку левых партий, а в конце концов и реализовали её.

Добавлено 22 августа 2017 г.: Иными словами, эта группа энтузиастов осуществила эту идею через сдвиг окна Овертона.

Я описал здесь попытки повторить тот же процесс с идеей Арабско-Еврейского Израилизма.

Современные правые партии: Ликуд, Наш Дом Израиль

Эти партии выросли из ревизионизма Жаботинского (Ликуд — непосредственно, а Наш Дом Израиль — из Ликуда).

Вслед за Жаботинским, они понимают миссию еврейского народа как направленную только на себя.

Идеологические основы этих партий размываются, и они всё больше действуют в соответствии с идеологией левых, не задумываясь о том, что же является еврейской миссией.

Современные религиозные партии: Мафдал/Еврейский Дом, Шас, ашкеназские харедимные партии

У каждой из этих партий есть национальная идея, хотя она не артикулирована ясно ни у одной из этих партий. Эти национальные идеи являются комбинациями идей, которые я упоминал раньше, в разных сочетаниях и пропорциях:

  • Концепция Явне (внутренняя миссия хасидизма, мне кажется, не появляется уже в израильской политической жизни).
  • Идея еврейской самодостаточности Жаботинского и поселенческого движения. Харедимные партии подключаются к этой идее заявлением, что харедимные евреи, которых они представляют, защищают весь еврейский народ своими молитвами и изучением Торы. (Сама идея, что молитва и изучение Торы защищают еврейский народ, известна давно, но здесь она становится заявлением о вкладе Харедим в национальную борьбу и — тем самым — заявлением национальной идеи.)
  • Идеал мира между народами.

Израильские центристские партии

Это партии, возникающие время от времени и пытающиеся создать компромисс между политикой левых и правых, не задаваясь вопросом о национальной идее. Избиратель вначале загорается идеей компромисса, но затем понимает, что компромисс без ответа на вопрос «Зачем?» не имеет смысла. Это занимает 1-2 каденции кнессета.

Израильские арабы

Из всего сказанного выше об идеологии Арабско-Еврейского Израилизма, понятна реакция арабов на неё которую обнаружил Моше Фейглин в разговоре с арабским депутатом кнессета (см. начало этой статьи).

Они отвергают Арабско-Еврейский Израилизм, который они называют сионизмом, как попытку лишить их идентичности, а попытки воспользоваться их семенем приводят к тому, что женщины, которые предпринимают эти попытки, а также постепенно государство Израиль, оказываются в их власти.

Анализ палестинской арабской национальной идеи связан с анализом Палестинской Хартии; он уже сделан и находится за рамками нашей темы, поскольку нас интересует еврейская национальная идея, а не арабская.

Партия "Зеут" — "Идентичность" — Моше Фейглина

Моше Фейглин создал эту партию, чтобы …вернуться к самим себе. К нашей самоидентификации.

Он имеет в виду, что нужно перестать пытаться стать израильтянами вместо того, чтобы быть евреями. Моя переформулировка того, что он говорит, состоит в том, что он борется против идеологии Арабско-Еврейского Израилизма. (Это моя переформулировка; Моше Фейглин не формулирует свою идеологию в терминах "против", а только в терминах "за".)

Выше я определил Арабско-Еврейский Израилизм как попытку решения проблемы национальной идеи.

Я не нашёл у Моше Фейглина прямого обсуждения этой проблемы — проблемы национальной идеи — и подходов к её решению.

В его книгах и статьях я нашёл следующие мысли, касающиеся еврейской национальной идеи.

Одну идею он сформулировал 15-20 лет назад в своей книге «Там, где нет людей…», гл. 12, где он сказал о движении "Еврейское руководство", которое он создал:

Движение открыто для всех. Еврейский ответ на вызов, который предъявляет современное национальное государство, может возникнуть лишь в результате объединённых усилий тех, кто дорожит своей национальной принадлежностью.

Иными словами, Моше Фейглин призывает объединиться всех, кто против Арабско-Еврейского Израилизма, с тем, чтобы идеология движения включала в себя идеи всех таких людей.

Трудно не заметить сходства с вторично-синтетической Концепцией искр рава Кука выше.

Мне кажется, что эта синтетическая линия продолжается в партии "Зеут".

В дополнение к ней Моше Фейглин развивает идеи прав человека во всём мире (например, в Китае), идеи свободного рынка и защиты человека от государства. Это в терминологии рава Кука продвигает извлечение искры из движения универсализма, которая нужна, на мой взгляд, чтобы понять нашу миссию к человечеству.

На мой взгляд, это исключительно важная интеллектуальная работа, которая продвигает нас к пониманию нашей миссии, без которого Арабско-Еврейский Израилизм останется привлекательным ввиду трудностей других решений проблемы национальной идеи.

Выводы

Наши политические проблемы происходят из интеллектуальных

У наших политических проблем есть интеллектуальный корень: отсутствие приемлемого для большинства решения проблемы национальной идеи — еврейской миссии — которое было бы еврейским.

Пока такое решение не появится, мы не сможем выйти из плена Арабско-Еврейского Израилизма, если только он не развалится сам; даже если это произойдёт, он сменится ещё какой-нибудь антиеврейской дрянью, пока мы не поймём, в чём наша еврейская миссия.

Еврейская политика определяется поиском еврейского смысла, потому что евреи не могут как все народы. Это относится как к партиям, верящим в идею еврейского избрания, так и декларативно отрицающих её.

Нужно найти нашу миссию к человечеству

Решение мне видится в направлении понимания еврейского смысла универсализма — миссии евреев к человечеству.

Пока что решения я не вижу, а только направления, которые могут оказаться верными или неверными.

Интеллектуальная деятельность Моше Фейглина мне представляется важной для разработки этой миссии.

Другое направление, которое также мне представляется перспективным — это движение Бней Ноах. Это направление также нуждается в разработке. См. книгу Пинхаса Полонского, по материалам лекций р. Ури Шерки, «Израиль и Человечество. Новый этап развития. Часть 1», 2010, гл. 7, читать .

О партии "Зеут"

Несмотря на мою высокую оценку деятельности Моше Фейглина, я пессимистичен по поводу электоральных перспектив партии "Зеут".

На мой взгляд, синтетическая концепция национальной идеи, которая есть у Моше Фейглина сейчас, может привлечь немногих интеллектуалов, думающих самостоятельно и понимающих необходимость еврейской идентификации, но не широкие массы, которые готовы только потреблять готовые концепции. В соответствии с этой логикой партия может иметь только ограниченный успех: она может добиться представительства в Кнессете, но не взять власть — а Моше Фейглин говорит именно об этом — из-за отсутствия привлекательного решения проблемы национальной идеи.

Я говорю это не для того, чтобы атаковать Моше Фейглина и его партию. Напротив, Моше Фейглин — единственный политический мыслитель в Израиле, чьи мысли мне хочется обсуждать. Пока Моше Фейглин был членом Кнессета, он был единственным членом Кнессета, про которого я мог сказать, что он меня представляет, а с его уходом меня в Кнессете никто не представляет. Поэтому меня огорчает, что он избрал такой политический путь.

Поиск идёт, поскольку жизнь заставляет

Предварительная версия этой статьи была доложена на семинаре организации "Место Встречи" 14 мая 2016 г. Организаторы семинара, Меир и Аня Антопольские, согласно их отчёту, восприняли мою мысль как пессимистичную: современная израильская политическая жизнь больше не содержит еврейской национальной идеи, обращённой к человечеству.

Я хотел сказать другое: поиск еврейской национальной идеи, обращённой к человечеству, идёт, и это трудный интеллектуальный процесс.

Ключевые политические проблемы Израиля, как внешние, так и внутренние, вызваны тем, что приемлемого решения проблемы национальной идеи ещё пока нет.

Я говорю о том, что наши попытки отказаться от нашей еврейской идентичности создают нам врагов извне и изнутри, и не дают нам победить этих врагов.

Этот факт стимулирует поиск решения проблемы национальной идеи, поскольку пока мы — с Божьей помощью — его не найдём, наше положение будет оставаться трудным.

Эта статья — попытка скромного вклада в этот процесс поиска решения.

Евреи не могут без миссии.

О названии этой статьи

В нём содержится аллюзия на книгу выдающегося психолога Виктора Франкла Человек в поисках смысла (читать), которая утверждает, что человеку необходим смысл жизни, не сводящийся к его собственному существованию.

Я утверждаю, что то же верно для народа, по крайней мере, для еврейского.

Благодарности

Спасибо Ане Антопольской, д-ру Давиду Копелиовичу, д-ру Зое Копельман, д-ру Калману Нотариусу, Асе Энтовой и Рине Юсиной Фульмахт за замечания, предложения и критику, которые помогли мне улучшить эту статью вместе с её краткой версией.

Вся ответственность за написанное выше остаётся целиком на мне.

  1. Eliyahu (Efim) Kelman says:

    Интересно. Спасибо! Не хотите опубликовать в Фейсбуке или в чем-то в этом роде?
    Есть шанс на дельные комментарии :))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>